julia_kelen: (Default)
[personal profile] julia_kelen
Я верующий в бога физик. Женат на науке, но у меня бурный роман с литературой. Любовница знает о моей жене, но жена не знает о любовнице. Я обещал науке – все, это в последний раз, больше никогда. Но так получилось, что у меня уже 11 романов.




Никогда не читал своих книжек.

10 лет тому назад никто не слышал о Вишневском из Франкфурта. Я отправил рукопись «Одиночество в сети» в 15 польских издательств. Заинтересовалось лишь одно, а некоторые и сегодня мне не ответили. Для них я был никто. Это – ошибка издательств, у которых не нашлось на меня времени. Теперь они знают, что потеряли миллионы.

Пишу банально, о любви. О ней можно писать всегда. Я не пишу, чтобы заплатить за квартиру. Зарабатываю созданием компьютерных программ. Даже если я перестану писать книги – ничего не случится. У меня всегда будут деньги на вино, хлеб и отпуск на тихоокеанском острове Бора-Бора.

В интернете все на расстоянии вытянутой руки. Необходимо только знать, как ее протянуть. Работаю в интернете – ужас! – 23 года. Впервые столкнулся с ним в 1987 году в Америке, когда готовил кандидатскую. Тогда не было www, все доменные адреса размещались в справочнике. Когда вышла книга «Одиночество в сети», люди только начинали общаться в социальных сетях и чатах. Интернет напоминает исповедальню, а беседы – что-то вроде групповой исповеди. Но всегда можно вытянуть штекер из розетки.




Некоторые читатели меня ненавидят. Я это чувствую спиной.

Литературные критики – импотенты, из этой же категории. Они хорошо знают, как это делать, но не делают. Большинство критиков – люди, которые хотели издать успешную книгу, но никто их трудов не оценил.

Мне часто приходят «разоблачительные» письма на электронную почту. Читательницы требуют признаться, что я – женщина. Мол, вы знаете обо мне больше, чем я сама. Если после «Одиночества в сети» писали, что Вишневский понимает женщин, то после «Любовницы» в этом уже никто не сомневается.




Я не феминист, потому что феминисты думают, что женщины и мужчины равны. Я думаю, что женщины выше.

Невозможно представить, чтоб мужчина, оказавшись на месте женщины, выдержал десятикилометровый марш-бросок с полной отдачей во время месячных и не упал бы без ног. Да ему бы стало дурно от одного вида крови. Я даже уверен, что если бы у мужчин были «эти дни», их бы, скорее всего, сделали бы нерабочими. Сразу бы появился соответствующий закон или указ.

Не вовремя может быть икота, менструация или смерть. Но не любовь.

Я пишу книгу так, как вы ее читаете. Открываю на первой странице, и мне очень интересно, что будет дальше. Если я напишу первый абзац, настанет беспокойное время. Потому что я перестану спать, есть, забуду о своих дочках. Лишь буду писать. Я лишился любимой женщины, потому что начал писать книгу. Писанина стала психотерапией. Я плакал, когда писал. И это помогло. Это дешевле, чем навещать психотерапевта.

Ученые – это эгоистичная группа людей. Они крадут один у другого знания, плетут интриги. Какой-то королевский двор.

Умные женщины более сексуальны, недели женщины с глубоким декольте или в мини-юбке.

Я был первым автором, который разместил свой электронный адрес janusz@wisniewski.net на переплете книги. Получил 50 000 писем. До 2007 года приходили письма из Польши, Германии, даже из Вьетнама. Теперь 80% сообщений приходят из Украины и России, советских республик. У меня много друзей «ВКонтакте», на Facebook, в польском сообществе Nasza klasa.

Мы бы избежали многих войн, если бы женщины руководили миром, поскольку они вряд ли послали б на войну своих сыновей.

Борюсь с грустью 24 часа в сутки.

Необходимо быть, как минимум, автором Гарри Поттера, чтобы с твоим мнением считались.

Мы созданы для того, чтобы воскресать. Как трава. Мы вырастаем снова даже тогда, когда по нам проедет грузовик.

Нет лучшего подарка для любого автора, нежели тот факт, что люди тратят свое время на чтение его книг.

Папа всегда говорил, что если я не буду учиться, то стану политиком.

Люблю говорить с женщинами, их интересно слушать. 34 000 слов в день, в то время как мужчины произносят лишь 8 000 слов. На работе я очень сконцентрированный, потому что пишу компьютерные программы для химии. Поэтому мне необходимы эмоции. Я черпаю их из женских разговоров.

Научную сказку «Марцелинка» о том, как был создан мир, написал для своих дочерей. Раньше я был так занят карьерой, что не хватало времени читать им детские сказки. А теперь они взрослые и слушают сказки других мужчин.

Мужчины просили меня написать книгу о них, и я выдал «Заем нужны мужчины?».

Для мне нет разницы, где знакомиться: в реальной жизни или в интернете.

Советский союз пришел и забрал у нас Львов. В университете Торунь, на севере Польши, есть профессоры, которых во время войны выгнали из Львовского университета на запад и север Польши. Львов – немножко польский город.

Пишу в свободное время, на выходных, в отпуске. Мой день построен так, что до пяти вечера я составляю компьютерные программы, а потом – литературные тексты. Из-за такого графика у меня нет свободного времени, и со мной не желает жить ни одна женщина.

Женщины – это боль. Сначала, в то время, когда выбиваешь их имя на руке, а потом во время воспоминаний. Я делю женщин на четыре категории: очень красивые, красивые, некрасивые и женщины-физики.

Текст: Ольга Гембик.
Перевод: Юлия Келен.

Date: 2012-07-28 09:39 am (UTC)
angiola: (balzak)
From: [personal profile] angiola
О май, он думает о чем-то, кроме месячных? :-/

Date: 2012-07-28 12:52 pm (UTC)
angiola: (Default)
From: [personal profile] angiola
По-моему, всё его знание о женщинах укладывается в три избитые максимы: женщина может намокнуть без воды, кровоточить без раны и заебать, не раздеваясь.

Profile

julia_kelen: (Default)
julia_kelen

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20 212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 01:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios